«Историческое описанiе одежды и вооруженiя россiйскихъ войскъ», 1899, т. 1, с. 25 - 51.


II.
Вооруженiе временныхъ войскъ

 

    Прежде XVIII столетія войска въ Россіи были двоякія: Временныя и Непременныя. Первыя собирались только въ военное время, по минованіи же надобности опять расходились по домамъ; а последнія содержались Правительствомъ. и люди, составлявшіе ихъ, обязаны были служить: или постоянно, всегда или, по крайней мере, определенный срокъ. Во временныхъ войскахъ каждый долженъ былъ содержать себя, одевать и вооружаться собственными средствами; въ непременныхъ—все обязаны были иметь одежду и оружіе установленнаго вида, большею частію получая ихъ отъ казны, а иные даже всемъ содержаніемъ довольствовались отъ Правительства. Начало временныхъ войскъ современно началу самой Россіи.—Въ первые века ея существованія, всякій ея гражданинъ былъ въ то же время и воиномъ. Въ мирное время поселянинъ спокойно работалъ сохою и плугомъ, но едва являлась опасность, онъ брался за оружіе и мгновенно преобразовывался въ воина. Не видно, чтобы до исхода XV столетія, относительно сбора войскъ, въ Россіи существовали какія-либо определенныя правила: известно только, что слова: Полкъ и Войско долгое время означали одно и то же; отрядъ назывался Дружиною, воинъ—Ратникомъ, младшіе начальники—Головами, старшіе—Воеводами. При Димитріе Донскомъ является войско уже разделеннымъ на полки: передовый или авангардъ, большой или главный, правую руку или правый флангъ, левую руку—левый флангъ и сторожевый полкъ или резервъ. Впоследствіи къ этимъ пяти полкамъ прибавился еще шестой—Ертаульный или легко-конный. Іоаннъ III-й первый началъ давать земли или поместья такъ называвшимся Детямъ Боярскимъ, обязаннымъ, въ случае войны, приводить съ собою несколько вооруженныхъ холопей или наемниковъ, соразмерно доходамъ поместья. Дети Боярскіе составляли весьма многочисленное сословіе и были приписаны: одни къ Москве, другіе — къ прочимъ городамъ. Въ случае войны городское начальство наряжало ихъ на службу, по Десятнямъ, что означало соединеніе Детей Боярскихъ, собравшихся въ походъ изъ одного города. Поэтому Десятни и назывались: Новгородскою, Владимірскою, Курскою и т. д. Надъ Десятнями были Головы, изъ Дворянъ или изъ Стольниковъ; несколько Десятней составляли Полкъ, подъ начальствомъ Воеводы, избиравшагося, почти всегда, изъ Окольничихъ и Бояръ. Въ случаяхъ чрезвычайныхъ вооружались все, кто только имелъ силы владеть оружіемъ. До нашествія Татаръ главную силу Русскаго войска составляла пехота, а после ихъ нашествія—конница (88).
    О вооруженіи Русскихъ войскъ, прежде Татарскаго владычества, сведенія весьма необильны. Предки Россіянъ, Словяне, употребляли: мечи, короткія копья или дроты, деревянные луки, намазанныя ядомъ стрелы и большіе, длинные щиты; последніе составляли ихъ единственное оборонительное оружіе (89). Древнейшій изъ отечественныхъ летописцевъ, Несторъ, упоминаетъ, что въ IX и X столетіяхъ, у Русскихъ были: мечи, копья, щиты и брони (90). Аравитянинъ Ибнъ-Фоссланъ сказываетъ, что въ начале X века каждый Русскій непременно имелъ при себе топоръ или секиру, широкiй мечъ Европейской работы и ножъ (91). Лучше и яснее всехъ свидетельство уже упомянутаго выше Льва Діакона, лично видевшаго Русскихъ, сперва какъ союзниковъ, потомъ какъ непріятелей Грековъ. Изъ разсказовъ его о Святославовыхъ воинахъ видно, что они носили кольчужныя (изъ железныхъ колецъ сплетенныя) брони и шлемы; употребляли секиры, мечи, длинныя копья, стрелы и, при защите городовъ, камни. Щиты ихъ были крепкіе и длинные, до самыхъ ногъ. Устремляясь на непріятеля. они закрывались щитами, въ промежуткахъ ихъ выставляя копья. а при отступленіи закидывали щиты на спину. Шлемы и кольчуги у нихъ были тверды. однако часто уступали ударамъ Греческихъ мечей и копій (92). Русскія летописи подтверждаютъ показаніе Ибнъ-Фосслана объ употребленіи Россіянами ножей (93); но ни оне, ни Ибнъ-Фоссланъ, ни Левъ-Діаконъ не описываютъ вооруженія въ художественной подробности: этого должно искать въ иныхъ источникахъ.
    Первые Русскіе Князья были Норманы. Весьма естественно, что они принесли съ собою и Норманское оружіе, ибо Словяне доспеховъ не употребляли; а въ X столетіи Россіяне являются уже въ кольчужныхъ броняхъ. Кольчуги, шлемы, секиры, мечи, копья, стрелы и длинные щиты,—все это было оружіемъ Скандинавскихъ народовъ, и все это ясно изображено на древностяхъ Северной Европы, въ особенности на ковре, шитомъ, въ XI столетіи, супругою Англійскаго Короля Вильгельма Завоевателя и до ныне сохранившемся (94) (Рис. № 23 и на Рис. № 24 лит. b, е, f). Щиты Нормановъ делались снаружи красные, и этотъ же самый цветъ сохранялся на нихъ долгое время въ Россіи (95). Остроконечные Норманскіе шлемы имели неподвижную личину или забрало, закрывавшее всю верхнюю половину лица; у Русскихъ, еще въ ХIII столетіи, шеломи были съ острымъ верхомъ и съ железнымъ забраломъ или личиною, въ виде полумаски. Для защиты щекъ и затылка, къ шлему прикреплялась кольчужная железная сетка, застегивавшаяся запоною у шеи (96) (Рис. № 25).
    Допустивъ, что вліяніе Нормановъ на вооруженіе Россіянъ было не только возможно, но даже неизбежно, и сообразивъ все вышеприведенное, можно основательно думать, что въ X и XI столетіяхъ Русскіе вооружались такъ же, какъ Норманы и другіе Северо-Европейскіе народы. У Русскихъ Кольчуги имели покрой рубахи длиною до коленъ, и съ рукавами или по локоть и ниже, или до самихъ кистей рукъ, где, въ такомъ случае, они стягивались металлическими или иными обручами (97). Ноги, одетыя или въ сапоги или въ обувь, походившую на лапти (98), были также защищены длинными кольчужными панталонами, а Голову прикрывалъ остроконечный шеломъ, съ кольчужною же сеткою и съ забраломъ, до верхней губы. Оружіемъ, какъ уже выше сказано, были секиры, прямые. большіе мечи и копья; у некоторыхъ стрелы, щиты красные, снаружи, вероятно, покрытые красною кожею (Рис. № 26).
    Конницы въ IX столетіи не было вовсе и даже въ конце X она весьма мало употреблялась. На коняхъ выезжали только Князья и весьма немногіе изъ воиновъ, вероятно, изъ начальниковъ (99). Конными Русскіе въ первый разъ явились въ 971 году, подъ Доростоломъ, нынешнею Силистріею; но, не умея править конями, скоро были разсеяны Греками (100). Впоследствіи Русскіе начали размножать свою конницу, изъ подражанія Печенегамъ и Половцамъ, съ которыми вели безпрестанныя войны, а наконецъ, усвоивая военное искусство Татаръ, стали почитать ее главною силою (101). Въ X и XI столетіяхъ Русскіе всадники, по всей вероятности, не отличались отъ Норманскихъ, т. е. они употребляли такую же сбрую, седла съ стременами, а некоторые и шпоры. Оружіе конныхъ долженствовало быть одинаково съ пешими, съ тою только-разностью, что у первыхъ въ большомъ употребленіи были копья съ разноцветными значками, по старинному прапорцама (Рис. № 27), которыя попадаются даже на позднейшихъ Русскихъ изображеніяхъ (102). Ко всему этому должно присоединить еще одно оружіе, встречаемое въ Русскихъ историческихъ источникахъ: ножи, носившіеся за сапогомъ, или засапожники (103), и сабли. Последнія, вернее всего, могли перейти въ Россію отъ Печенеговъ или отъ Половцевъ, ихъ употреблявшихъ, ибо Греки и вообще Европейскіе народы имели прямые мечи, сабля же всегда была оружіемъ народовъ Азіятскаго происхожденія, следовательно только отъ нихъ и могла быть заимствована (104).
    Въ XII веке Русское вооруженіе не могло много измениться; въ ХIII—оно начало уступать, а въ XIV—и совсемъ уступило Татарскому. Россіяне, изумленные обширностью завоеваній Монголовъ,—одною изъ главныхъ причинъ ихъ успеховъ считали превосходство Монголовъ предъ собою въ военномъ искусстве и въ оружіи и отъ того старались слепо подражать тому и другому. Такимъ образомъ почти все старинное Русское вооруженіе носитъ на себе печать и названія чисто Восточныя. Что и когда именно впервые появлялось въ Русскихъ войскахъ, объ этомъ нетъ и не можетъ быть сведеній, ибо всякое новое оружіе вводилось у нихъ не какими либо постановленіями, а по желанію и произволу каждаго; время же укореняло его употребленіе.
    Вещи, входившія въ составъ Русскаго вооруженія, еще и доныне сохраняются въ разныхъ местахъ Россіи, въ казенныхъ и частныхъ кабинетахъ, монастыряхъ, музеумахъ и арсеналахъ. Наибольшее ихъ количество находится въ Московской Оружейной Палате, древнейшемъ, единственномъ учрежденіи, существующемъ со времени Іоанна Грознаго. Собственные акты Оружейной Палаты не многочисленны; но огромное ихъ число хранится въ Московскихъ архивахъ: Разрядномъ и Министерства Иностранныхъ Делъ, которые представляютъ богатый и почти еще нетронутый источникъ сведеній для Исторіи устройства и вооруженія Русской военной силы, съ XV столетія. Иностранцы, бывавшіе въ Россіи, оставили объ этомъ предмете хотя и не изобильныя. но весьма любопытныя известія, въ особенности Герберштейнъ, который къ описанію своему пріобщилъ и верные, отчетливые рисунки (105) (Рис. № 28).
    Первое место въ вооруженіи занимаютъ брони или доспехи (106), какъ главное прикрытіе воина. Въ Россіи они были многоразличны и существовали подъ названіями Пансырей, Колчюгъ, Байданъ, Бахтерцевъ, Калонтарей, Юшмановъ, Куяковъ, Зерцалъ, Латъ и Кирисовъ.
    Пансыремъ или Панцыремъ называли доспехъ въ виде рубахи, до коленъ и выше, съ короткими, до локтей, или съ длинными, до кистей, рукавами и съ разрезами наперереди: у шеи, для надеванія на голову, и у подола или подбора, какъ для свободнаго движенія ногъ, такъ и для удобнейшаго сиденія на лошади. Края сего подбора назывались подзоромъ а самый пансырь делался изъ весьма мелкихъ, плотно сплетенныхъ железныхъ колецъ, а иногда и изъ серебряныхъ; у людей же богатыхъ нередко покрывался бархатомъ. Пансыри бывали: или безъ воротника, иначе ожерелья, или съ воротникомъ, плотно застегивавшимся на шее запонами, и часто украшались круглыми металлическими бляхами, или мишенями, по груди, спине и подолу (107) (Рис. № 29).
    Колчюга, или Кольчуга— совершенное подобіе панцыря, только кольца у нея крупнее и, следовательно, плетеніе ихъ реже (108) (Рис. № 29).
    Байдана—доспехъ, также похожій на панцырь или на кольчугу, но кольца у нея еще крупнее кольчужныхъ и не круглыя, а плоскія. Если доспехъ этотъ былъ длиною до коленъ и рукава имелъ до локтей и ниже, то назывался собственно байданою (Рис. № 30); если же былъ въ длину немного ниже пояса съ рукавами выше локтей, то принималъ названіе полубайданы (109).
    Бахтерецъ или бехтерецъ—панцырь или кольчуга, у которой на грудной, боковой и спинныхъ частяхъ было по несколько рядовъ мелкихъ пластинъ, или досокъ или железа, либо изъ меди, часто съ серебряною или золотою насечкою (Рис. № 30). Бахтерецъ делался въ трехъ видахъ: 1-е) съ небольшимъ разрезомъ, у шеи; 2-е) съ разрезомъ на груди, отъ шеи до низа подола, и, 3-е) съ разрезомъ на левомъ боку и на плечахъ, где имелъ застежки или завязки изъ ремней или тесьмы. Въ последнемъ случае у бахтерца рукавовъ не было (110) (Рис. № 31).
    Калантарь—доспехъ безъ рукавовъ, изъ двухъ половинъ, застегивавшихся или завязывавшихся на обоихъ плечахъ и на бокахъ. Каждую половину, отъ шеи до пояса, составляли несколько рядовъ крупныхъ металлическихъ дощечекъ,—по тогдашнему досокъ,—скрепленныхъ между собою мелкими или крупными железными кольцами, а у пояса прикреплялась или панцырная, или кольчужная сетка (подолъ), простиравшаяся до коленъ либо выше (Рис. № 31). Такъ какъ спина всегда подвержена большей гибкости, нежели грудь, то спинныя доски на калантаре делались мельче и чаще, нежели грудныя (111).
    Юшманъ, также Юмшанъ—панцырь или кольчуга со вставленными на груди, бокахъ и спине крупными дощечками, подобными калантарнымъ. Онъ имелъ напереди полный разрезъ, т. е. отъ шеи до нижняго края подола; надевался въ рукава, какъ кафтанъ, и застегивался или застежками, или кюрками и петлями (112) (Рис. № 32).
    Кулкъ—доспехъ, похожій на юшманъ, калантарь и бахтерецъ. Отличался же онъ отъ нихъ темъ, что находившіяся на немъ доски не скреплялись между собою кольцами, а прикреплялись или набирались на сукне либо на бархате, иногда имея и сверху суконную или бархатную покрышку. Случалось, что доски на куяке были большія, гораздо крупнее, нежели на юшмане и калантаре, но наиболее употреблялись мелкія. (Рис. № 33). Еще были въ употребленіи такіе куяки, которые, сверхъ описанныхъ мелкихъ досокъ, имели еще две сплошныя доски—почти на всю грудь и спину, или на одну только грудь. Сплошныя доски эти назывались щитами (113).
    Зерцало—доспехъ изъ крупныхъ металлическихъ дощечекъ, плотно скрепленныхъ между собою ремнями и пряжками со внутренней стороны; иногда же дощечки соединялись крупными или мелкими железными кольцами, а внизу имели панцырный подолъ; словомъ, зерцало сходствовало съ калантаремъ, ибо также, какъ и тотъ, состояло изъ двухъ отдельныхъ половинъ, соединявшихся на обоихъ бокахъ и плечахъ (Рис. №№ 34, 35, 36 и 37). Половинки зерцалъ, какъ и половинки всехъ безрукавныхъ доспеховъ, назывались досками: переднею, или нагрудною, и заднею. Каждую доску составляли: кругъ (средняя доска, какой бы фигуры она ни была), дощечки, ожерелье (надъ кругомъ) и обручъ (обхватывавшій шею). У передней доски были нарамки (плечевыя скрепленія), а у задней наплечки. Зерцала принадлежали къ самому высшему разряду доспеховъ, и потому почти всегда бывали очень красивы, даже съ роскошною отделкою (114).
    Латы—доспехъ, подобный нынешнимъ кирасамъ и заимствованный Русскими отъ народовъ западной Европы. Оне состояли изъ двухъ досокъ: нагрудной и заднем, съ застежками или съ крюками и петлями на плечахъ и бокахъ. Въ Россіи латы мало употреблялись (115).
    Кирисъ, сохранившійся только въ описаніяхъ,—былъ не что иное, какъ полный, отъ головы до ногъ, доспехъ, употреблявшійся въ те времена Европейскими рыцарями и отъ нихъ перешедшій въ Россію (116).
    Выше уже сказано, что все доспехи, соединявшіеся на бокахъ, имели или завязки, или застежки. Завязки состояли изъ тесьмы, нитяной или шелковой, безъ пряжекъ, а застежки—изъ тесьмы же или изъ кожаныхъ ремней съ пряжами или пряжками, запряжниками и наконечниками.
    Панцырь, кольчуга и байдана принадлежали къ разряду доспеховъ кольчатыхъ, а бахтерецъ, калантарь, юшманъ, куякъ, зерцало, латы и кирисъ составляли доспехъ дощатый (117).
    Бахтерецъ, безъ рукавовъ, калантарь, куякъ, зерцало и латы надевались иногда прямо на кафтанъ, такъ что рука, отъ плеча до локтя, оставалась незащищенною; но часто надевали подъ нихъ еще и панцырь или кольчугу (118).
    Въ заключеніе обзора старинныхъ русскихъ доспеховъ необходимо упомянуть о Тегиляе. Это было платье съ короткими рукавами и съ высокимъ стоячимъ воротникомъ. употреблявшееся такими ратниками, которые, по бедности, не были въ состояніи явиться на службу въ доспехе. Делался тегиляй изъ сукна, также изъ другихъ шерстяныхъ или бумажныхъ матерій, толсто подбивался хлопчатою бумагою или пенькою, иногда съ прибавленіемъ панцырныхъ или кольчужныхъ обрывковъ, и былъ насквозь простеганъ. Въ такомъ виде тегиляй былъ почти столь же надежною защитою, какъ и всякій доспехъ. Надевался онъ въ рукава, какъ кафтанъ; въ длину былъ ниже коленъ, а застегивался пуговицами на груди (Рис. №№ 53 и 92) (119).
    Непосредственными принадлежностями доспеховъ были: бармицы, зарукавья, наколенки, наручи, рукавицы и поножи или бутурлыки.
    Бармица— отъ слова бармы—было оплечье, походившее на отложное ожерелье. Оно делалось или все изъ сплошного железа, или изъ несколькихъ железныхъ частей, скрепленныхъ железными же кольцами (120) (Рис. № 38).
    Зарукавья—металлическія пластины, набранныя на тесьме, сукне или на бархате, употреблялись у панцырей, кольчугъ, байданъ, бахтерцевъ, юшмановъ и куяковъ, если те были съ длинными рукавами. Зарукавьями стягивали также и рукава кафтана, если при доспехе не было нижеописанныхъ наручей. Зарукавья делались также только изъ двухъ металлическихъ частей, соединенныхъ металлическими кольцами и застегивавшихся однимъ или двумя ремнями, либо тесьмами, съ пряжками, запряжниками и наконечниками. Въ последнемъ случае нижняя часть зарукавья называлась запястьемъ, а верхняя чашкою (Рис. № 38).
    Наколенки - несколько соединенныхъ между собою металлическихъ полосъ, надевавшихся на колени, для предохраненія ихъ отъ сабельныхъ и другихъ ударовъ (Рис. № 38).
    Наручи—металлическія выгнутыя доски, закрывавшія руку отъ кисти до локтя и прикреплявшіяся къ ней застежками, съ пряжками, запряжниками и наконечниками. Верхнюю часть наручей составлялъ локотникъ, а нижнюю, у кисти, запястье (Рис. № 39). Иногда у наручей локотникъ делался несколько длиннее обыкновеннаго, такъ что заходилъ за локоть; въ такомъ случае ихъ называли: Наручи съ локти или Наручи съ локотки, т. е. съ локтями (Рис. № 40).
    Рукавица—вырезокъ изъ кожи, въ виде руки. Съ одной стороны онъ покрывался панцырною или кольчужною сеткою съ коваными бляхами или гвоздями, а съ другой имелъ две тесьмы или два узкихъ ремня, изъ которыхъ въ одинъ продевался большей, въ другой же—остальные четыре пальца руки. Рукавицы прикреплялись къ наручамъ съ-испода (Рис. № 41). У богатыхъ такія рукавицы вкладывались еще въ шелковые чахлы, или Нагалища, (Рис. № 42), и уже съ ними приделывались къ наручамъ.
    Поножи, Бутурлыки или Батарлыки, были то же для ногъ, что наручи для рукъ. Они делались въ троякомъ виде: 1-е) изъ трехъ широкихъ частей, или досокъ, которыя соединялись панцырными или кольчужными кольцами и обхватывали всю ногу, отъ колена до пятки (Рис. № 43); 2-е) изъ одной доски широкой и изъ двухъ узкихъ, такъ что защищена была только та сторона ноги, которая у всадника оставалась открытою (Рис. №№ 43 и 44); 3-е) изъ одной выгнутой доски (Рис. № 44). Къ ноге бутурлыкъ прикреплялся застежками съ пряжками, запряжниками и наконечниками.
    Украшенія бармицъ, зарукавьевъ, наручей, рукавицъ и бутурлыковъ по большой части соответствовали украшеніямъ доспеховъ (121).
    Военными наголовьями Россіянъ были: шоломы, колпаки, шишаки, мисюрки, шапки бумажныя, шапки железныя, шапки медяныя, шапки Ерихонскія или Ерихонки и шапки Турскія. Видъ последнихъ неизвестенъ (122).
    Шоломомъ или шеломомъ называли низкую железную тулью или шапку, съ железными же ушами, ушками или наушками, которыя завязывались внизу подбородка двумя завязками.—Шоломы бывали и безъ ушей, но почти всегда съ носомъ, т. е. съ железною полосою, пропущенною въ отверстіе, сделанное въ козырке или полке. Носъ этотъ помощью ввинченнаго въ него щурупца, по произволу, могъ быть поднимаемъ и опускаемъ и, служа для защиты лица отъ мечевыхъ и сабельныхъ поперечныхъ ударовъ (Рис. №№ 45 и 46), заменялъ личину, употреблявшуюся у Норманскихъ шеломовъ. Нижній край тульи назывался венцомъ, а верхъ—вершьемъ (123).
    Колпакъ состоялъ изъ околыша, или веща, и изъ остроконечной тульи или навершья, съ металлическимъ при конце украшеніемъ или репьемъ, иначе яблочкомъ; смежная часть навершья называлась подвершьемъ. При колпаке, лицо оставалось совершенно открытымъ; защищены же были только щеки, затылокъ, да еще плечи кольчужною или панцырною сеткою, которая застегивалась, у шеи или на груди, посредствомъ одной, двухъ или трехъ запонъ. Сетка такая называлась бармицею, а края, какъ и у всехъ доспешныхъ сетокъ, имели названіе подзора (124) (Рис. № 47).
    Шишакъ—наголовье, въ роде колпака и шелома, съ темъ отъ нихъ отличіемъ, что оканчивался къ верху длиннымъ шпилемъ, или шишомъ, отъ котораго и получилъ свое названіе. Нижняя часть шишака, также какъ у колпаковъ и шеломовъ, называлась венцомъ, а средняя,—между венцомъ и шишомъ,—подвершьемъ. Наиболее носили шишаки съ бармицею, которая защищала щеки. затылокъ и плечи, но иногда прикрепляли ее такъ, что она закрывала и все лицо, имея отверстіе для глазъ (Рис. №№ 48 и 49). Въ большомъ обыкновеніи было украшать верхушку шишака краснаго цвета еловцемъ, т. е. лоскутомъ или вырезкомъ, въ виде флюгарки (Рис. № 49) (125). Самые же шишаки, для лучшей защиты головы, нередко надевали сверхъ шеломовъ (126).
    Мисюрками, или шапками мисюрскими, называли железныя шапки, съ сеткою или бармицею, въ подобномъ роде, какая показана выше, у колпаковъ и шишаковъ, иногда съ прибавленіемъ наушковъ. Мисюрки были двухъ родовъ: 1) Ирилбицы—у которыхъ тулья доходила до лба и состояла изъ венца и черепа, съ репьемъ или безъ репья (Ряс. № 50); и 2) Наплешники—имевшіе не тулью, но почти плоскій кругъ, защищавшій одну маковицу головы и также, какъ у прилбицъ, называвшійся черепомъ (127) (Рис. № 51).
    Шапки бумажныя—въ роде нынешнихъ треуховъ—делались стеганыя, изъ сукна, шелковыхъ и бумажныхъ матерій и толсто подкладывались хлопчатою бумагою, даже пенькою. Въ эту подкладку помещали иногда куски отъ панцырей или кольчугъ, совершенно въ томъ виде, какъ сказано выше о тегиляяхъ. Шапки бумажныя имели такой же железный носъ, со щурупцемъ, какъ и шеломы (Рис. № 52).
    Шапка железная—было названіе всякаго вида невысокой шапки, сделанной изъ листового или изъ кованаго железа, безъ носа, ушковъ, затылка и бармицы (Рис. № 53). Будучи самымъ простымъ и самымъ дешевымъ изъ всехъ военныхъ наголовій, железныя шапка принадлежала къ вооруженію простейшихъ и беднейшихъ ратниковъ.
    Шапка медяная—высокое медное наголовье, несколько похожее на вышеописанные Норманскіе шеломы, только безъ личины и бармицы, вместо которыхъ были: полка, носъ со щурупцемъ, уши и затылокъ. Собственно шапка состояла, какъ и колпакъ, изъ венца и изъ навершья съ репьемъ (Рис. № 54).
    Ерихонка—наголовье, во всемъ подобное предъидущему, только не изъ меди, а изъ стали или изъ булата. Какъ принадлежность Воеводъ и даже Государей, она украшалась серебряною и золотою насечкою, часто жемчугомъ и дорогими каменьями, и потому иногда бывала весьма высокой цены (128) (Рис. № 55).
    Все металлическія наголовья делали съ толстою, наглухо-прикрепленною, подкладкою или надевали подъ нихъ толстыя, по большой части стеганыя, шапки.
    Къ оборонительному оружію принадлежали еще плоскіе и выпуклые щиты (Рис. №№ 56, 57, 58 и 59), иногда угловатые, но почти исключительно, круглые. Делали ихъ изъ кожи, изъ железа, съ кожаною или съ бархатною покрышкою, изъ меди и изъ булата, а украшали серебромъ, золотомъ, каменьями. Наружная сторона щита имела троякое разделеніе: крайняя часть, подле окружности называлась венкомъ, средина—навершьемъ, а промежутокъ между ними—щитомъ. Посреди навершья иногда находилось выпуклое украшеніе или яблоко. Внутренняя сторона имела суконную, кумачную, атласную или бархатную подкладку, прикрепленную гвоздями, которыхъ шляпки находились на наружности щита и также принадлежали къ его украшеніямъ. Такими же гвоздями, нередко прикрепляли къ венцу щита бахрому и галунъ. Для руки, съ-испода щита, находились: подушка или подушечка и два кольца. Подушка была одного цвета и матеріи съ под кладкою, и къ ней прикреплялись, крестъ-на-крестъ, два шнура, называвшіеся привязками; кольца же делались металлическія или кожаныя (129).
    Существовалъ еще особаго рода щитъ, съ железною рукавицею, къ которой было приделано длинное остріе, въ роде штыка. Щитъ этотъ надевался на левую руку и; для облегченія тяжести, привязывался шнурами. къ туловищу ратника, который могъ свободно видеть нападающихъ, сквозь небольшое отверстіе, находящееся въ верхней части (Рис. № 60). Названіе этого тяжелаго и неудобнаго оружія было — Тарчъ; принадлежавшая къ нему рукавица называлась рука, а остріе при ней—шпага. Надобно полагать, что тарчъ употребляли только при обороне городовъ или крепостей, но отнюдь не въ поле (130).
    До самаго начала Царствованія Петра Великаго въ наибольшемъ употребленіи было почти одно холодное, оружіе. Его составляли: Ослопы, Мечи, Сабли, Полаши. Кончеры, Тесаки, Ножи, Кинжалы, Копья, Сулицы, Рогатины, Совни, Кистени, Бердыши, Топоры, Топорки, Чеканы, Шестоперы, Пернаты, Булавы и Посольскіе Топоры. Предпоследніе четыре принадлежали собственно къ знакамъ начальническаго достоинства. Метательнымъ оружіемъ были Саадаки и Самострелы. Существовали еще роды оружія: Курды (131). Бруси, Клевцы и, по всей вероятности, другіе, но о нихъ не сохранилось сведеній (132).
    Ослопъ, Палица,—древнейшее и вместе простейшее оружіе, было ничто иное какъ грубая, деревянная дубина, которой одинъ конецъ, назначенный для ударовъ, делался гораздо толще, нежели другой, противуположный. Этотъ конецъ нередко оковывался железомъ или утыкался большими, железными гвоздями, остріемъ наружу (133).
    Мечъ, предпочтительно употреблявшійся пешими, — состоялъ изъ широкой, съ двухъ сторонъ острой, полосы, т. е. клинка, и изъ крыжа, или эфеса, котораго части назывались: яблоко (набалдашникъ), черенъ и огниво (поперечное железцо у крыжа). Каждая плоская сторона полосы называлась голомень или голомя, а острія— лезвеями. Изъ последнихъ одно иногда делалось съ зубцами, въ виде пилы, и поэтому мечи разделялись на гладкiе и на зубчатые. На голоменяхъ, для украшенія, почти всегда, делали одну широкую или несколько узкихъ жолобковатыхъ выемокъ: названіе первой было долъ, последнихъ—долики. Мечъ вкладывался въ ножны, оболоченныя (обложенныя) кожею, хзомъ (сафьяномъ) и бархатомъ; иногда же ножны были железныя, съ серебряными или золотыми разводами, т. е. украшеніями или насечкою, которая употреблялась и на голомяхъ. Металлическая оправа у верхней части ноженъ, подъ крыжемъ, называлась устьемъ, а противоположная ей, внизу, наконечникомъ. Полосы мечей делались изъ булата, стали и железа.—Привешивался мечъ, помощію двухъ колецъ, находившихся около устья (Рис. № 61): или къ поясу, или, что, впрочемъ, встречается весьма редко, къ перевязи, надетой черезъ правое плечо. Тогдашнее названіе сей перевязи неизвестно; что же касается до поясовъ, то они делались изъ тесьмы и ремней, съ металлическою оправою, или безъ оправы, и застегивались, напереди: или крюкомъ съ петлею или пряжею, т. е. пряжкою (134).
    Сабля, почти всеобщее оружіе Россіянъ съ техъ поръ, когда они вошли въ тесныя сношенія съ Татарами—делалась, какъ и мечъ, изъ булата, стали и железа и состояла изъ крыжа и полосы. Составныя части крыжа были: огниво, черенъ и набалдашникъ, въ который, сквозь небольшое отверстіе, продевался темлякъ, съ кистью и круглою ворворкою, еще и ныне употребляемою, у соединенія темлячной тесьмы и кисти. При обнаженіи сабли, темлякъ обыкновенно надевался или наматывался на правую руку, и темъ самымъ не дозволялъ уронить саблю. Для приданія сабельному удару большей силы, полоса делалась внизу съ расширеніемъ или елманью, и имела, на плоскихъ своихъ сторонахъ или голоменяхъ, подобно полосамъ у меча,—долъ и долики. Острая сторона сабли называлась лезвее, а противоположная ей, тупая—тылье. Ножны, нередко украшавшіяся драгоценными каменьями, имели металлическіе: устье, наконечникъ, накладки или мишени и обхваты или обоймицы, съ кольцами, для привешиванія сабли къ поясу (Рис. №№ 61 и 62). Пояса застегивались, какъ и у мечей, крюкомъ съ петлею или пряжею и, по большей части, имели четыре конца: два—собственно для застегиванія пояса, а два—для налуча и колчана. Металлическія оправы на концахъ назывались наконечниками; а металлическія же накладки, или бляхи, на техъ местахъ пояса, где къ нему прикреплялись или привешивались помочи, (ремни, задетые за кольца сабли), имели названіе наузольниковъ. Кроме этого, на поясахъ находилось по нескольку запряжниковъ, и еще въ употребленіи было украшать ихъ разными металлическими накладками и привесками, которые назывались звенцама и бряцальцами.
    Полашъ или палашъ—походилъ на мечъ, только былъ гораздо, почти вдвое, его длиннее, иногда съ расширеніемъ или елманью при конце, а на ножнахъ имелъ обоймицы съ кольцами. Привешивался палашъ къ полсу, или, что также бывало въ обыкновеніи,—къ седлу, съ левой стороны.—Части палаша имели все те же названія, какъ и части меча, исключая, что у последняго верхушка крыжа называлась яблокомъ, а у палаша—набалдашникомъ. У палашей употреблялся темлякъ (Рис. № 63).
    Кончаръ, Кончеръ или Кончанъ — было прямое оружіе, еще длиннее палаша, съ узкимъ, трехъ-граннымъ или четырехъ-граннымъ, клинкомъ или полосою, которой стороны назывались голоменями, а края—гранями. Части крыжа были: яблоко, черенъ и огниво или, вместо его, кругъ (нынешнія чашки, у эфеса). Металлическая оправа ноженъ состояла изъ устья, обоймицъ или бряцаръ и наконечника, съ шарикомъ или яблочкомъ внизу (Рис. № 63). Кончаръ, какъ и палашъ, привешивался: или къ поясу, или къ седлу, но только съ правой стороны.—Назначеніе палаша было рубить, а назначеніе кончара—колоть противника (135).
    Тесакъ—походилъ на мечъ, и все его части такъ же назывались, какъ у сего последняго; различіе между ними было только въ томъ, что, вместо двухъ, тесакъ имелъ одно лезвее, котораго противоположная сторона называлась, какъ у сабель, тыльемъ (Рис. № 63).
    Ножи—разделялись на Поясные, Подсайдашные и Засапожные. Поясные были короткіе, съ двумя лезвіями, и зацеплялись за поясъ крюкомъ, приделаннымъ къ устью ноженъ, съ нижней стороны. Подсайдашные были длиннее и шире поясныхъ, съ однимъ только лезвіемъ, къ концу несколько выгнутымъ; они привешивались къ поясу съ левой стороны, около того места, где виселъ налучъ отъ лука или саадака, и оттого получили свое названіе. Засапожные ножи, или просто засапожники — втыкались за голенище праваго сапога и имели кривой клинокъ, который у ножей назывался не полосою, а шлякомъ. Поясные ножи темляка не имели; у подсайдашныхъ онъ продевался въ набалдашникъ черена, а у засапожныхъ прикреплялся къ ножнамъ (Рис. № 64).
    Кинжалъ—-былъ длинный, трехъ-гранный, закривленный клинокъ или шлякъ, котораго задняя (вогнутая) сторона называлась тыльемъ, а боковыя—голоменями. Рукоять кинжала состояла изъ черена и небольшаго набалдашника, съ кольцемъ или скобкою, для темляка. Вкладывался кинжалъ въ ножны по самый темлякъ; а привешивался къ поясу, съ левой стороны, поцепками, состоявшими изъ шнура или ремня, концами прикрепленнаго къ верхнимъ обоймицамъ ноженъ (Рис. № 64).
    Копья—изъ булата, стали и железа, плоскія, трехъ или четырехъ-гранныя, насаживались на длинное деревянное древко или ратовище, котораго тупой конецъ имелъ железную или медную оковку, называвшуюся подтокомъ: Собственно копье состояло изъ острія или пера и трубки или тулеи.—У большей части копій, при соединеніи пера и тулеи, находилось шарообразное украшеніе или яблочко (Рис. № 65).
    Сулица—короткое копье или дротъ, съ подтокомъ и безъ него. Въ Россіи еще употреблялись Джиды (съ Арабскаго джирида), состоявшіе изъ трехъ или более сулицъ, которыя вкладывались въ гнезда ноженъ, имевшихъ металлическіе: устье, обоймицы и наконечникъ. Джидъ привешивался къ поясу, у леваго бока, и иногда, въ одномъ изъ гнездъ, имелъ длинный ножъ или тесакъ (136) (Рис. № 65).
    Кистень—короткая палка, съ одного конца которой, на ремне или на цепи, привешивалась металлическая тяжесть, а съ другой находилась петля, для надеванія на руку. — Кистень употребляли почти все, даже Государи, и носили назади, за поясомъ или за кушакомъ (137) (Рис. № 65).
    Рогатина — было оружіе подобное копью, но съ широкимъ, плоскимъ и на обе стороны острымъ перомъ, которое у этого рода оружія называлось собственно рогатиною. Подъ рогатиною находилось яблоко, а подъ яблокомъ—тулья, насаженная на древко или искепище. Для доставленія ратнику большей возможности крепко держать искепище, къ сему последнему приделывались по два и по три металлическихъ сучка, а у людей достаточныхъ самое искепище обматывали золотымъ или серебрянымъ галуномъ, шелковою тесьмою и ремнями (Рис. №№ 66 и 67).
    Совня — походила на рогатину, только имела кривую полосу, вместо прямой, и была съ однимъ лезвеемъ, въ виде большого ножа (Рис. № 67).
    Бердышъ — было оружіе въ виде полулунія, острое съ одной стороны и насаженное на древко или топорище, которое на нижнемъ конце имело железную оковку, или втокъ — Бердыши делались весьма многоразличнаго вида и употреблялись только пешими (Рис. № 68).
    Топоръ - оружіе подобное бердышу, но менее его, а иногда и совершенно сходствовавшее съ нынешнимъ топоромъ. — Топоръ употреблялся преимущественно конными (Рис. № 69).
    Топорокъ — оружіе въ роде нынешнихъ обыкновенныхъ топоровъ, нередко делался съ серебряною и золотою насечкою. Онъ утверждался на деревянномъ топорище иногда оклеенномъ сукномъ, атласомъ, бархатомъ и украшенномъ металлическимъ наконечникомъ (Рис. № 70). — Задняя, плоская сторона у топорковъ называлась обушекъ, а у топоровъ и бердышей — обухъ.
    Чекинъ — оружіе и вместе знакъ начальническаго достоинства, состоялъ изъ металлическаго молота, у задней стороны заостреннаго и насаженнаго на топорище, съ наконечникомъ. Иногда чеканы делали съ вывинтнымъ кинжаломъ (138) (Рис. № 71).
    Шестоперъ — также знакъ достоянства, состоялъ изъ черена, съ металлическимъ наконечникомъ на одномъ и съ такими же шестью перьями, глухими или прорезными, на другомъ конце (Рис. № 72). Знакъ, подобный шестоперу, только съ большимъ числомъ перьевъ, назывылся Пернатъ, а также и Быздыханъ.
    Булава — знакъ достоинства еще высшей степени, ибо употреблялась только знатнейшими воеводами и самими Государями, отъ шестопера и перната отличалась темъ, что имела не перья, а главу въ виде шара или въ виде многогранника (Рис. № 73).
    Лица, имевшія право на употребленіе чекана, шестопера, перната и булавы, брали ихъ съ собою и въ походы, вкладывая, наконечникомъ внизъ, въ петлю, прикрепленную къ пуговке. Этимъ последнимъ именемъ называли небольшой вырезокъ изъ толстой кожи, привешивавшійся къ седлу, съ правой стороны. Пуговку обшивали сафьяномъ, сукномъ, бархатомъ и украшали золотыми и серебряными узорами, также жемчугомъ (Рис. № 73).
    У топорковъ и чекановъ топорища, а у шестоперовъ, пернатовъ и булавъ черены, независимо отъ находившихся на нихъ наконечниковъ, имели, для большаго украшенія, железныя, медныя, серебрянныя и золотыя трубки или пояски.
    Посольскими топорами называли большіе топоры, изъ булата или стали, съ серебряною и золотою насечкою, насаженные на топорище. При верхней части сего последняго находилось яблоко, глухое или прорезное; на нижней — наконечникъ, а между яблокомъ и наконечникомъ — обоймицы. Посольскими назывались эти топоры потому, что употребляемы были Рындами при ауденціяхъ чужестраннымъ посламъ (Рис. № 74).
    Саадакъ или Сагодакъ—оружіе конныхъ, было названіе лука, съ его принадлежностями. Саадакъ составляли: лукъ, его влагалище — налучь или лубье, и стрелы съ колчаномъ (по Славянски — туломъ или втуломъ) (Рис. № 75). Части лука назывались: все дерево—кибить; каждая половина кибити, а также и каждая оконечность ея—рогъ, нижняя сторона каждаго рога — подзоръ; верхнія накладки, подле оконечностей роговъ — мадяны; две костяныя вставки, снизу роговъ, противъ мадяновъ — кости, а черезъ сіи последнія проходила тетива.—Стрелы, тростяныя, камышевыя, березовыя, яблонныя, кедровыя, кипарисовыя и другія, на одномъ конце имели остріе или железцо, а на другомъ — вырезку, или ушко, и перье. Оне подразделялись на стрелы, собственно такъ называвшіяся, на северги, на срезни и на томарки; но въ чемъ именно состояло это различіе, неизвестно.—Налучь, съ лукомъ, носили на левой, а колчанъ со стрелами—на правой стороне, пристегивая ихъ или къ особому, или къ сабельному поясу. какъ объ этомъ уже выше упомянуто (139). — Бывали еще колчаны гораздо большаго размера, нежели обыкновенные, съ карманомъ на лицевой стороне, для помещенія плети, кистеня и другихъ мелочныхъ принадлежностей ратника (Рис. № 75). — Налучь и колчанъ делались изъ кожи или изъ сафьяна; у людей богатыхъ снаружи обтягивались атласомъ, бархатомъ, парчею, и украшались шитьемъ и каменьями. — На походе, когда не было опасности отъ непріятелей, для сбереженія стрелъ отъ вліянія сырости и отъ безпрестаннаго ихъ между собою тренія, на весь колчанъ надевался, сверху, кожаный или иной чахолъ, съ круглымъ верхомъ или кругомъ. Чахолъ этотъ завязывался внизу колчана и назывался Тохтуй (Рис. № 76). У знатныхъ и у Государей тохтуи делались предпочіительно изъ атласа, съ серебрянымъ и золотымъ шитьемъ, и съ украшеніями изъ жемчуга и каменьевъ. Въ домашнемъ быту богатые саадаки, съ принадлежавшими къ нимъ тохтуями, сохранялись подъ покрывалами или покровцами (Рис. № 77), которые также бывали высокой цены.
    Самострелы — для бросанія большихъ стрелъ (Рис. № 78 лит. а), а иногда и мелкихъ камней (Рис. № 78 лит. b), — состояли изъ деревяннаго приклада или сохи и изъ деревяннаго же ложа или полосы, съ железнымъ или стальнымъ приборомъ, подобнымъ саадашной кибити, и съ тетивою изъ толстой веревки или изъ сплетенныхъ, воловьихъ жилъ. Тетива сія натягивалась и опускалась помощью особаго спуска, устроеннаго у сохи, подобно тому, какъ ныне существуетъ у ружей и у другого огнестрельнаго оружія. Иногда у самостреловъ делались украшенія изъ разноцветной шерсти (Рис. № 79), а употреблялись самострелы почти исключительно при оборонахъ городовъ и крепостей (140).
    Походною принадлежностью были еще: суконные мешки или сумы, для разной поклажи, и кожаныя или деревянныя, кожею обтянутыя, баклаги, для воды и вина (141). Иные, смотря по состоянію, имели жестяную, медную, вылуженную и серебряную., винную лядунку, съ вывинтною пробкою или щурупцомъ, вложенную въ чахолъ или внагалище и надевавшуюся черезъ левое плечо, на ремне или тесьме, съ пряжкою, запряжникомъ и наконечнкомъ (Рис. № 80) (142).
    Встарину Русскіе любили отличаться роскошью въ вооруженіи; у Государей и у Вельможъ оно бывало весьма великолепно и, сообразно богатству украшенiй, делилось на наряды. Такъ, напримеръ бывали: сабля большаго или перваго наряда, сабля втораго наряда, чеканъ — пятаго наряда, саадакъ—меньшаго наряда, и проч. — Чахлы на оружіе назывались чемоданами и делались изъ бархата, тафты, сукна и сафьяна, съ золотыми и серебряными галунами и шитьемъ (143).
    Огнестрельное оружіе въ Россіи сделалось известнымъ еще въ конце XIV, но въ большое употребленіе вошло уже около половины XVI столетія, при Великомъ Князе Василіе Іоанновиче. Кажется, что Псковитяне и Новгородцы были первые изъ Русскихъ, введшіе у себя ручное огнестрельное оружіе, или, какъ его называли, Пищали, По крайней мере, такъ надобно заключать изъ того, что въ 1510 году Псковитяне выставили подъ Смоленскъ тысячу, а въ 1545 Новгородцы подъ Казань две тысячи Пищальниковъ (144).
    По наружности пищали походили на нынешнія ружья и состояли изъ железнаго ствола, помощью щуруповъ или обоймицъ прикрепленнаго къ деревянному станку съ прикладомъ (Рис. №№ 81 и 82). Отверстіе, чрезъ которое всыпали порохъ, по тогдашнему зелiе, называлось устьемъ; часть прилегающая къ устью — дуломъ; — часть противуположная дулу— казною, а средняя между ними,—срединою. У первоначальныхъ пищалей огонь сообщался пороху чрезъ отверстіе на казне, или запалъ, помощію огнива съ фитилемъ, приводившагося въ движеніе спускомъ. После, по мере совершенствованія огнестрельнаго оружія въ Западной Европе, появились пищали, у которыхъ были замки съ коловоротомъ или колесомъ (Radschlosser), а еще позже вошли въ употребленіе замки, довольно близко подходившіе къ нынешнимъ и состоявшіе: изъ доски, курка, полки, на которую насыпался порохъ, и огнива, о которое ударялъ вставленный въ курокъ фитиль. Кремней въ то время еще не употребляли. — Такія пищали вешались за спиною ратника, на ремне, почему и назывались Завесными, для отличія отъ пищалей Затинныхъ, которыя были большаго калибра и принадлежали уже къ Артиллеріи, или, какъ называли ее, къ Наряду. Пищали перваго рода назывались также Самопалами (145) и Ручницами (146). — Въ конце XVI века, или въ начале XVII, вошли въ употребленіе Карабины (Рисунки №№ 83 и 84) и Пистоли или пистолеты (Рисунокъ № 85) (147); также Ручницы съ топорами и Пистоли съ топорками (Рисунокъ № 86).
    Пищали, карабины и пистоли имели станки различнаго дерева: березоваго, яблоноваго, ореховаго, сандальнаго; украшались металлическою оправою, а изготовлялись частью въ самой Россіи, частію въ чужихъ краяхъ. Многіе употребляли огнестрельное оружіе, добытое въ войне съ непріятелемъ, и потому въ немъ существовало точно такое же разнообразіе, какъ и въ вышеописанномъ оружіи, холодномъ. По свидетельству иностранцевъ, Русскіе отличались искусствомъ въ стрельбе и имели весьма исправныя пищали (148).
    Вооруженные огнестрельнымъ оружіемъ носили, черезъ левое плечо, ремень или берендейку, съ привешенными на ней, на ремняхъ же, зарядцами съ кровельцами, выдолбленными изъ дерева и оклеенными черною или иною, темною, кожею (Рис. № 87). У однехъ берендеекъ привешивались: сумка фетильная, т. е. для фитиля, сумка пулечная и рогъ для пороха; у другихъ была одна только сумка для пуль и рогъ или, въ заменъ его, натруска, а фитиль наматывался на ремень берендейки, около сумки. Рога и натруски делались изъ дерева, кости, перламутра, меди, серебра и открывались чрезъ придавленіе большимъ пальцемъ правой руки особой стальной пружинки (Рис. №№ 88 и 89). Рога были всегда одинаковаго вида: къ одной стороне широкіе, а къ другой узкіе, почти остроконечные (Рис. № 87) натруски же делались разнообразно, но предпочтительно круглыя (Рис. №№ 88 и 89) (149).
    Къ принадлежностямъ пищалей, карабиновъ и пистолей должно еще отнести чахлы на сіи оружія, или ольстры, которыя делались изъ кожи или изъ сукна, съ отворотами, украшавшимися золотыми и серебряными галунами или вышитыми узорами, по тогдашнему травами (150).
    Въ числе стариннаго оружія, но уже въ ХVII столетіи вошедшаго въ употребленіе, необходимо упомянуть объ Олебардахъ или Алебардахъ (Hallebarde) и Протазанахъ и (Pertuisane). Первыми называли широкое, металлическое оружіе, въ виде топора или полулунія, насаженное на конце длиннаго древка, выкрашеннаго или обвитаго сукномъ, атласомъ, часто бархатомъ; последніе состояли изъ такого же древка, съ широкимъ, глухимъ или прорезнымъ копьемъ. Протазаны имели всегда, а Алебарды только иногда, шелковыя, серебряныя или золотыя кисти (Рис. № 90). — Наконецъ, остается упомянуть о копейныхъ значкахъ или Прапорцахъ, бывшихъ встарину въ большомъ употребленіи. Они делались обыкновенно изъ камки, украшались разноцветными и разнообразными изображеніями и походили на флюгера нынешнихъ улановъ, только концы имели длиннее (Рис. № 91).— Употребленіе Алебардъ и Протазановъ упомянется еще ниже, въ обозреніи оружія войскъ Непременныхъ.
    Въ описаніи гражданской одежды Россіянъ было говорено, что лошадь составляла одну изъ главныхъ принадлежностей ихъ домашняго быта. Темъ более была она необходима въ войне, где съ XV столетія Русскіе употребляли почти исключительно одну конницу. Пехотою действовали только при обложеніи крепостей, если была возможность послать ее плавнымъ путемъ, на судахъ, отъ чего и называли: рать конная, рать судовая. Названіе пешая рать встречается редко. Въ сухопутномъ походе всякій обязывался быть на коне; кто не имелъ его, тотъ и не могъ быть въ полковой службе; его наряжали въ службу городовую (151).
    Лошади у Россіянъ бывали многоразличны и имели разныя названія. Старейшія изъ нихъ суть: Конь, Комонь, Лошадь (152) и Фарь; последнее въ особенности принадлежало лошадямъ Арабскимъ (153). Съ ХV столетія встречаются названія: Меринъ, Конь, Бахматъ и Аргамакъ. Последними называли статныхъ Турецкихъ и Польскихъ лошадей. Бахматы, малорослыя и короткошейныя, но необыкновенно крепкія лошади, по неутомимости ихъ, были особенно полезны въ походахъ. Собственно Конями называли лошадей Ногайской породы. Они въ состояніи были бежать, безъ отдыха, по семи и восьми часовъ сряду, но зато требовалось около полугода для ихъ поправленія. Кроме этого они имели еще те недостатки, что были дики, пугливы и неповоротливы. Подъ Меринами разумели лошадей своихъ, Русскихъ; оне были невелики, но смирны и выносили много труда.—Сверхъ исчисленныхъ здесь родовъ употребляли нередко жеребцовъ Черкасскихъ, весьма красивыхъ, но уступавшихъ всемъ прочимъ въ крепости (154). Въ походахъ употреблялись почти исключительно Аргамаки, Кони и Мерины.
    Седла у Русскихъ были весьма высоки, и всадники сидели на короткихъ стременахъ, по Татарски, имея въ виду возможность свободно поворачиваться во все стороны., сколько при стреляніи изъ лука, столько и для уклоненія отъ непріятельскихъ ударовъ. Съ одной стороны это представляло большое удобство, но за то съ другой сидевшіе такимъ образомъ бывали легко вышибаемы изъ седелъ. Шпоры или остроги мало употреблялись (155).
    При сборе войска въ походъ городскія начальства, соображаясь съ поместьемъ каждаго Боярскаго Сына, назначали кому какое число приводить съ собою людей и лошадей и кому въ какомъ быть вооруженіи (156). Подобное же правило распространялось и на другія, высшія сословія, какъ-то: на Жильцовъ, Дворянъ, Стряпчихъ, Стольниковъ, Окольничихъ и самихъ Бояръ, но съ такою разностью, что эти все освобождались отъ представленія за себя поручительствъ, а изъ Детей Боярскихъ каждый непременно былъ обязанъ представлять двоихъ порукъ, отвечавшихъ предъ Правительствомъ за его исправность и верность. Ратники, набиравшіеся съ дворовъ, а не съ поместій, нередко получали оружіе отъ казны, большею частію изъ Монастырскихъ оружейныхъ. По минованіи надобности, оно опять отбиралось.
    Все иностранцы, посещавшіе Россію, да и самыя отечественныя известія, согласны въ томъ, что Русскіе излишне обременяли себя оружіемъ. Въ самомъ деле, весьма часты примеры, что одинъ и тотъ же человекъ, неся тяжесть двухъ доспеховъ: панцыря и зерцала или панцыря и куяка и т. п., съ шеломомъ и шишакомъ на голове, имелъ при себе саадакъ, саблю, два ножа: поясный и подсайдашный кинжалъ, засапожникъ и кистень. Бывали примеры, что войско шло походомъ безъ оружія, а его везли за нимъ на телегахъ (157). Некоторые напротивъ, по недостаточному состоянію, являлись на службу вовсе безъ доспеха, съ саадакомъ и саблею, съ одною саблею или съ пищалью, нередко съ двумя пищалями. Доспехи носили иногда сверхъ, а иногда внизу обыкновенной одежды: азяма, сермяги, кафтана; сверхъ доспеха иные надевали ферезь, другіе приволоку (158).
    Въ XIII и начале XIV столетія, Русскіе вооружались еще не слишкомъ обременительно, и мечъ или сабля, съ копьемъ и щитомъ, составляли ихъ главное, почти общее оружіе. Позже вооруженіе становится многосложнее и многообразнее; самое простейшее составляли: тегиляй, железная шапка, копье, сулица и рогатина. За этимъ изъ оборонительнаго оружія наиболее употреблялись панцырь, кольчуга и бахтерецъ, съ шеломомъ, колпакомъ, шишакомъ и мисюркою. Калантарь, юшманъ, куякъ и шапки—Турская и медяная, встречаются реже. Зерцала и латы принадлежали почти, а Ерихонка и совершенно исключительно къ вооруженію самаго высшаго разряда. Воеводы обыкновенно имели на себе полный доспехъ: двойной панцырь, зерцало съ панцыремъ, надетымъ на верхъ или подъ низъ кафтана, и т. д.; наручи, рукавицы, наколенки, бутурлыки; на голове преимущественно носили ерихонку,—и все это блистало богатствомъ.—Однообразія, какъ уже выше сказано, не было, и всякій имелъ вооруженіе по своему достатку.
    Для яснейшаго понятія, какъ встарину носили, а частью и употребляли, вышеописанное оружіе, наступательное и оборонительное, могутъ служить прилагаемые рисунки, составленные по сведеніямъ, почерпнутымъ изъ достоверныхъ источниковъ:
    1) Ратники въ тегиляяхъ и шапкахъ железныхъ; одинъ съ саблею, саадакомъ и рогатиною, другой съ саблею, саадакомъ и совнею (Рис. № 92, 92*) (159).
    2) Ратникъ въ бахтерце, шишаке съ словцемъ и бутурлыкахъ, вооруженный саблею и копьемъ (Рисунокъ № 93).
    3) Ратникъ въ бахтерце, наручахъ съ рукавицами, бутурлыкахъ и шеломе, вооруженный джидомъ и саадакомъ (Рис. № 94).
    4) Ратникъ въ калантаре, съ бармицею и въ шапке бумажной, вооруженный саблею и саадакомъ (Рис. № 95).
    5) Ратники въ юшманахъ и шишакахъ, вооруженные: одинъ—щитомъ, копьемъ и мечемъ, другой—щитомъ, копьемъ и саблею (Рис. № 96).
    6) Ратникъ въ юшмане и мисюрке (наплешнике), вооруженный щитомъ, мечемъ и копьемъ (Рис. № 97).
    7) Ратникъ въ кольчуге, куяке, наручахъ и шапке медяной, вооруженный саблею (Рис. № 98).
    8) Ратникъ въ кольчуге, зерцале, наручахъ и шеломе., вооруженный тарчемъ, мечемъ и топоркомъ (Рис. № 99).
    9) Воевода въ двухъ панцыряхъ, наручахъ, бутурлыкахъ и ерихонке, вооруженный саблею и кинжаломъ и съ шестоперомъ въ руке (Рис. № 100).
    10) Воевода въ приволоке, зерцале, наручахъ съ рукавицами, бутурлыкахъ съ наколенками и ерихонке, вооруженный саблею (Рис. № 101, 101*) (160).
    Во второй половине XVII столетія, когда мудрое правленіе Царя Алексея Михайловича, более и более сближая Россіянъ съ прочими народами Европы, заставило ихъ отстать отъ многаго, заимствованнаго ихъ предками у народовъ Восточныхъ, употребленіе доспеховъ видимо начало уменьшаться. Этому способствовало еще и быстрое распространеніе огнестрельнаго оружія, противъ действій котораго брони уже не служили защитою. — При Царе Феодоре Алексеевиче все роды оборонительнаго оружія сделались редки, а въ 1700 году, съ учрежденіемъ регулярной арміи, и совсемъ вывелись. Прежнее, азіатское, вооруженіе, уступило место новому, европейскому.


Закрыть том"                           Оглавление  I  тома"

Электронную версию книги подготовил Webmaster

© Webmaster 2003

 
 
угловая полка для ванной. . установка и продажа кондиционеров